Игорь Борисович Сандлер – советский и российский музыкант, музыкальный продюсер, шоумен, издатель, радиоведущий и бизнесмен. Заслуженный работник культуры России.

Биография
Игорь Сандлер родился 7 февраля 1956 года в Саратове. С шести лет начал учиться музыке. «Мама очень хотела научиться играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, и ей в детстве купили скрипку, — вспоминал он. — Но началась война, и ее мечте не удалось исполниться. Поэтому она постаралась привить свою любовь к музыке нам с сестрой. С ранних лет я стал учиться играть на фортепиано. При этом я вовсе не являл собой образец примерного мальчика из интеллигентной семьи, а слыл скорее «трудным подростком».
Обучение музыки было долгим: 1 год — в подготовительном классе, 7 лет — в музыкальной школе, 4 года — в Саратовском музыкальном училище, 5 лет — в Саратовской государственной консерватории на дирижерском отделении. Помимо классической музыки, Игорь с детства увлекался роком, впитывая музыку The Beatles, The Doors, Led Zeppelin, Deep Purple, Emerson Lake & Palmer, Джими Хендрикса и многих других выдающихся исполнителей 60-х и 70-х годов. Любимую пластинку с «Картинками с выставки» Мусоргского в интерпретации Emerson, Lake & Palmer Игорь заслушивал до дыр, «снимая» клавишные партии, вникая в детали аранжировки.

На четвертом курсе консерватории Игорь Сандлер проработал год в джаз-роковой группе «Селигер» под управлением Евгения Малышева. Группа «Селигер» работала от Калининской филармонии. Она исполняла джаз-рок и фолк-рок. Евгений Малышев один из немногих в мире играл на двух саксофонах одновременно.
В 1978 году в Саратов приехала группа «Интеграл» (шоу Бари Алибасова), к которой Сандлер вскоре присоединился. «Когда «Интеграл» начал работать от Саратовской филармонии, в группе не было клавишника, — вспоминал он. — Я набрался смелости и пришел к Бари Алибасову. Тот встретил меня с некоторым скептицизмом, но когда мы немного поимпровизировали вместе, он признал, что и саратовские музыканты умеют играть».
К тому времени Игорь был обладателем нескольких дорогих клавишных инструментов. Так получилось, что некоторое время назад Игорь приобрел у приехавшего на гастроли югославского певца Ивицы Шерфези несколько инструментов – орган Crumer, стринг Roland и Hohner Clavinet D6. С этим техническим арсеналом он и влился в состав «Интеграла» и начал работать, параллельно учась на пятом курсе консерватории.В 1978 году рок-музыка чуть было не сыграла с выпускником консерватории злую шутку. «В тот день, когда я должен был сдавать выпускные экзамены в консерватории, в Москву приехал знаменитый музыкант Элтон Джон, — вспоминал Сандлер. — Я не мог допустить, чтобы это знаменательное событие прошло без моего участия, взял билет и уехал в столицу. Педагоги старались удержать меня, говорили, что насмарку могут пойти все годы учебы, но я заявил, что концерт Элтона Джона мне важнее любых экзаменов. Днем я попал на репетицию, познакомился с самим Элтоном, тусовался с ним целый день, вечером без билетов прошел на концерт, а потом улетел в Саратов первым утренним самолетом. На экзамен успел — не выгнали, хотя и грозились».

Тем временем группа «Интеграл» приобрела широкую известность, и не без помощи имиджа Игоря Сандлера, который представал перед публикой в образе лысого шоумена, что воспринималось зрителями «на ура».

«Такие группы как «Машина времени», «Воскресение», «Автограф» и другие, пели классные песни, акцент был на тексты, но ничего особого на сцене не происходило, — комментировал выступление «Интеграла» Сандлер. — А что у нас творилось на сцене! Впервые в СССР мы использовали пиротехнику: стрельбу и взрывы на сцене, а также стелющийся дым… Звезды, сверху сыплется что-то, и я в костюме с крыльями, как рокер-инопланетянин, выбегаю в зал.

Помню я сачок купил для бабочек… С ним в зал бегал, на голову кому-то надевал, что только не вытворял… Летал над залом в парашютных стропах. Шоу было грандиозное! То есть «Интеграл» не текстовой коллектив был, а скорее зрелищный. Ну, и музыка, конечно – тяжелый рок, рок-н-ролл. Мы были первой официальной рок-группой в СССР, когда всюду были только вокально-инструментальные ансамбли. Да, у нас было два барабанщика – в России до нас никто такого не делал».

Коллектив активно гастролировал по просторам необъятной Родины, неизменно собирая полные залы. Концерты в Москве и Ленинграде тоже проходили с аншлагами. «На лысине Сандлера «Интеграл» взлетел на Олимп Славы», — констатировал руководитель коллектива Бари Алибасов.
В 1980 году группа «Интеграл» была приглашена на легендарный фестиваль «Тбилиси-80», ставший по сути первым серьезным смотром лучших коллективов Советского Союза. Заслуженно она стала лауреатом этого знакового фестиваля, наряду с «Машиной времени» и «Автографом». Это был ее звездный час.

В 1982 году у Сандлера уже зрело желание обрести творческую свободу. После четырех лет работы Игорь покидает «Интеграл», чтобы на базе Липецкой филармонии организовать собственную группу «Индекс-398» (в названии — почтовый индекс города Липецка).

«После ухода из «Интеграла» какое-то время я нигде не работал, — вспоминал Игорь Сандлер. – А потом ко мне приехал администратор из Липецкой филармонии Борис Холин и стал уговаривать меня переехать в Липецк, чтобы сделать свою группу. Я долго не соглашался, но в конечном итоге он меня все-таки уговорил. Я приехал в Липецк и взял себе коллектив, который назывался «Песни друзей». Это был коллектив местного масштаба – пели такой дремучий «совок». «Песни друзей» я переименовал сначала в «Лимузин», потом в «Проспект», а в конце концов в «Индекс-398». И этот состав стал играть «классик-рок». Сначала Моцарта, Баха, Бетховена в рок-обработке. Мы практически одни из первых стали показывать зрителю классическую музыку в современных аранжировках. Минут сорок нашего концерта мы играли классику, потом свои инструментальные пьесы и заканчивали выступление рок-блоком».
Вторая половина 1983-го и весь 1984-й ушли на создание оригинальной программы, состоявшей из рок-обработок произведений классической музыки. Основная концепция программы — показать органическую связь музыкальных образов различных эпох с современностью, познакомить молодежь с музыкой великих классиков. «Живи Моцарт в наши дни, он сел бы за синтезаторы», — комментирует свою позицию Сандлер.

Помимо музыки, в это время Игорь пробует свои силы в кинематографе. В качестве киноактера он дебютировал в фильме «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», вышедшем на экраны в 1982 году в роли гангстера, получив массу положительных отзывов кинокритиков. «Фильм «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» имел солидный успех, — говорит Сандлер. – Там снимались известные актеры – Андрей Харитонов, Александр Яковлев. Музыку написал Алексей Рыбников. На съемочной площадке я довольно быстро вошел в роль, поскольку был хулиганом на сцене, да и по жизни я хулиган.

Помню, там была очень ответственная сцена, в которой мы шестеро бандитов (четверо из которых были музыкантами «Интеграла»), приходим расправиться с невестой Хоакина, пока он золотишко моет. Так вот, девушка в доме одна, и мы пришли ее насиловать. И мне доверили быть первым, с чем, надеюсь, по фильму я неплохо справился. Правда, потом, по сценарию нам за это «навешали» как следует…».

В 1983 году на экраны СССР выходит фильм Евгения Гинсбурга «Рецепт ее молодости», где Сандлер сыграл свою следующую роль — роль Смерти.

«Здесь вообще работала целая плеяда наших выдающихся актеров, — вспоминает Сандлер. – Людмила Гурченко, Армен Джигарханян, Олег Борисов, Александр Абдулов, Анатолий Ромашин, Сергей Шакуров. Я играл роль Смерти, и поэтому у меня был очень интересный костюм и грим.

Его начинали наносить часа за два до съемок: полностью разукрашивали лицо в виде черепа, на теле рисовали ребра. Завершал образ облегающий костюм с плащом-накидкой. После съемок мне выдавали пол-литровую банку вазелина и большую пачку ваты – для снятия всей этой «смертельной» раскраски. Правда, мои отношения с кинематографом ограничились всего двумя работами, но я нисколько об этом не жалею, потому что был профессиональным музыкантом, и все мои интересы были сосредоточены вокруг главного – музыки».

Что касается музыкальных событий, в декабре 1985-го — январе 1986-го в московском Центральном доме Советской Армии состоялись последние выступления с Альбертом Асадуллиным. «Мы творчески, как говорится, с ним разошлись, — комментировал Сандлер перетрубации в составе. – Потому что он эстрадный певец, а я все-таки рок-музыкант. Хотя он пел какие-то мои вещи, вырос в рамках нашего коллектива, но, в общем, были причины, по которым ему все-таки удобнее было создать свой коллектив. Мы стали работать отдельно. Я взял готовую команду, вернее, несколько человек из города Иваново. Очень талантливые музыканты – вокалист, барабанщик, саксофонист-флейтист. Мы тогда без бас-гитары работали, вместо нее я взял синтезаторный бас и еще одного клавишника».
В обновленном составе группа подготовила новую программу. В первом отделении звучали рок-аранжировки «классических хитов» — «Скерцо» Баха, I части 40 симфонии и «Турецкого рондо» Моцарта, «Полет шмеля» Римского-Корсакова, фрагменты из «Лебединого озера» Чайковского и других классических произведений, бережно и со вкусом переложенные Сандлером для синтезаторов и рок-группы. Публика с интересом воспринимала «классические» эксперименты Игоря Сандлера и его коллег, восхищаясь высоким исполнительским уровнем, виртуозностью музыкантов. «Всем надолго запомнятся профессиональные обработки классической музыки, заставляющие не только слушать и смотреть, но и думать, сопереживать», — писала газета «Калининградский комсомолец» от 23 ноября 1986 года.
Во втором отделении программы исполнялись собственные произведения «Индекса», выдержанные в широком стилевом диапазоне — от арт-рока и джаз-рока до «новой волны» и хэви-метал. Особенно слушателям и критикам полюбилась «Симфониэтта в стиле фьюжн», принадлежащая перу Игоря Сандлера. Выступления группы по-прежнему сопровождались впечатляющими световыми эффектами и слайд-шоу: над сценой проецировались полотна Пуссена, фрески Микеланджело, виды Нотр-Дама, авангардная живопись. «Это своего рода публицистика. Мы хотим, чтобы современник не только слушал, но и видел нашу музыку, пытаемся ввести его в мир прекрасного», — говорил Сандлер в интервью газете «Советский Армавир» в феврале 1987 года. 1987 год был также богат на события. Липецкая группа завоевывала все больше поклонников в разных городах России, в том числе в Москве.
18 февраля концерт «Индекса-398» транслировался по центральному телевидению в программе «Мир и молодежь».
29—30 марта 1987 года группа участвовала во Всесоюзном конкурсе газеты «Комсомольская правда» и Всесоюзной фирмы грамзаписи «Мелодия» «Золотой Камертон-87» и стала его Лауреатом (всего в конкурсе участвовало 2000 претендентов, из них 23 вышло в финал). Заключительные концерты конкурса прошли в спорткомплексе «Олимпийский».
В апреле группа дала ряд сольных концертов в московском УСЗ «Дружба».
В июле 1987 года группа «Индекс-398» отыграла большой сольный концерт в рамках 2-го фестиваля рок-музыки «Мир-Музыка-Молодежь» в г. Новороссийске. Сбор от участия в концерте был перечислен в Фонд Мира.

В 1987 году в «Индекс-398» в качестве вокалиста влился Григорий Лепсверидзе, известный в настоящее время как Григорий Лепс. «Поработав некоторое время с этим составом, я решил взять еще одного вокалиста, — вспоминает Сандлер. – Как-то мы выступали в Сочи и жили в гостинице «Приморская». Мне ребята сказали: «Спустись в ресторан и послушай – там вокалист сумасшедший!». Я спустился, один вечерок послушал, второй – действительно, ломовой вокалист! Мне он пришелся по душе, потому что он именно рок-вокалист, с крепким, мощным голосом. И я сделал предложение, от которого он не отказался. Он с большой радостью присоединился к коллективу. Это были его первые шаги на профессиональной сцене».

В этом составе группа участвовала в числе прочих шоу в Московском Благотворительном Фестивале «Экология, милосердие, красота», который состоялся 8-9 сентября 1989 года.
В том же, 1989 году Игорь Сандлер начал активно сотрудничать с английским продюсером и режиссером Барри Уайтом (однофамильцем известного певца) и организовал тур в России мирового мюзикла «Парень, который осмелился на рок» памяти Элвиса Пресли.
14—20 декабря премьера мюзикла прошла в Москве и Ленинграде. Однако подготовку московских концертов омрачила трагедия: на технической базе произошел пожар, трагически погибли звукорежиссер Михаил Жбрыкунов и техник Игорь Бондарев и сгорело все оборудование. Однако тяжелые испытания для Игоря Сандлера не закончились. Несмотря на то, что Лондон, Ливерпуль, Манчестер, Норфолк были завешаны афишами, ответный визит «Индекса» в Англию не состоялся, так как вскоре погиб и сам Барри Уайт…

После проведения спектакля «Спортивные миниатюры» с участием отечественных «звезд» художественной гимнастики и акробатики в январе—феврале 1989-го года в Большом зале Олимпийской деревни, Игорь отдал коллектив Александру Серову, у которого в то время не было своей группы, и уехал в Англию один. Григорий Лепс вернулся в Сочи.
С музыкантами погибшего Уайта Сандлер создал группу Red Rock, с которой два года играл в Англии по пабам и небольшим концертным залам.
«Вместе с басистом Кирком Спейллом и барабанщиком Рэем Стилом, музыкантами бывшей группы Барри Уайта, мы собрали хард-роковый ансамбль Red Rock, — вспоминал Сандлер. — Тогда в Англии была популярна тема перестройки, и Red Rock, ставший первым русско-английским ансамблем на берегах Туманного Альбиона, был весьма популярен».

В начале 90-х Игорь Сандлер решает возвратиться на Родину. В течение 1991—92 годов он шаг за шагом начинает заниматься бизнесом в России. «В 1991 году я приехал в Россию и хотел снова собрать рок-группу, — рассказывает Игорь Сандлер. – Но, оглядевшись по сторонам, я увидел, что здесь господствует «Ласковый май», и понял, что с роком в нашей стране нужно переждать, а пока занялся бизнесом. Мы много чего делали, но апогеем стали творожные сырки с начинкой. Вкуснейшие глазированные сырки «Зебра» — дело наших рук. Это было ноу-хау, подкрепленное двумя патентами. Какое-то время у нас не было конкурентов, и наш бренд «Зебра» был монополистом в этой области в течение четырех лет, пока другие компании не украли эту идею и не стали нашими конкурентами». В 2004 году у Сандлера появилась идея выпускать кошерную молочную продукцию, впервые в России. Два года ушло на разработку брэнда и подготовку завода к этой программе. С 2006 года на рынке стала появляться кошерная продукция под брэндом «Тевье Молочник».